А н лесков жизнь н с лесков

Лесков Николай Семенович.


Лесков Н.С. 1872 г.

Лесков Николай Семенович [1831-1895] — русский писатель-этнограф родился 16 февраля (по старому стилю — 4 февраля) 1831 года в селе Горохово Орловской губернии, где у богатых родственников гостила его мать, там же жила и его бабушка по материнской линии. Род Лесковых по отцовской линии происходил из духовенства: дед Николая Лескова (Дмитрий Лесков), его отец, дед и прадед были священниками в селе Леска Орловской губернии. От названия села Лески и была образована родовая фамилия Лесковых. Отец Николая Лескова, Семен Дмитриевич (1789-1848), служил дворянским заседателем орловской палаты уголовного суда, где и получил дворянство. Мать, Марья Петровна Алферьева (1813-1886), принадлежала к дворянскому роду Орловской губернии.

В Горохове — в доме Страховых, родственников Николая Лескова по материнской линии, — он жил до 8 лет. У Николая было шестеро двоюродных братьев и сестер. Для детей были взяты русский и немецкий учителя и француженка. Николая, одаренного большими способностями, чем его двоюродные братья, и более успевающего в учебе, не взлюбили и по просьбе будушего писателя бабушка написала его отцу, чтобы тот забрал сына. Николай стал жить с родителями в Орле — в доме на Третьей дворянской улице. Вскоре семья переехала в имение Паньино (Панин хутор). Отец Николая сам сеял, смотрел за садом и за мельницей. В десять лет Николая отправили учиться в Орловскую губернскую гимназию. После пяти лет обучения одаренный и легко учившийся Николай Лесков вместо аттестата получил справку, так как отказался от переэкзаменовки в четвертый класс. Дальнейшее обучение стало невозможным. Отцу Николая удалось пристроить его в Орловскую уголовную палату одним из писцов.

В семнадцать с половиной лет Лесков был определен помощником столоначальника Орловской уголовной палаты. В этом же, 1848, году умер отец Лескова и помочь в устройстве дальнейшей судьбы Николая вызвался его родственник — муж тетки по материнской линии, известный профессор киевского университета и практикующий терапевт С.П. Алферьев (1816–1884). В 1849 году Николай Лесков переехал в нему в Киев и определен в киевскую Казенную палату помощником столоначальника по рекрутскому столу ревизского отделения.

Неожиданно для родных, и не смотря на советы повременить, Николай Лесков решает жениться. Избранница была дочерью богатого киевского коммерсанта. С годами разница во вкусах и интересах проявлялась у супругов все больше. Отношения особенно осложнились после смерти первенца Лесковых — Мити. В начале 1860-х годов брак Лескова фактически распался.

В 1853 году Лесков был произведен в колежские регистраторы, в том же году он был назначен на должность столоначальника, а в 1856 году Лесков был произведен в губернские секретари. В 1857 году перешел на службу агентом в частную фирму «Шкотт и Вилькинс», во главе которой стоял А.Я. Шкотт — англичанин, женившийся на тетке Лескова, и управлявший имениями Нарышкина и графа Перовского. По их делам Лесков постоянно совершал поездки, давшие ему огромный запас наблюдений. («Русский биографический словарь», статья С.Венгерова «Лесков Николай Семенович») «Вскоре после Крымской войны я заразился модною тогда ересью, за которую не раз осуждал себя впоследствии, то есть я бросил довольно удачно начатую казенную службу и пошел служить в одну из вновь образованных в то время торговых компаний. Хозяева дела, при котором я пристроился, были англичане. Они еще были люди неопытные и затрачивали привезенный сюда капитал с глупейшей самоуверенностью. Из русских был только я.» (из воспоминаний Николая Семеновича Лескова) Дела компания вела по всей России и Лескову, как представителю фирмы, довелось в то время побывать во многих городах. Трехлетние странствия по России послужили причиной того, что Николай Лесков занялся писательским трудом.

В 1860 году его статьи были напечатаны в «Современной Медицине», «Экономическом Указателе», «Санкт-Петербургских Ведомостях». В начале своей литературной деятельности (1860-е годы) Николай Лесков печатался под псевдонимом М.Стебницкий; позднее использовал такие псевдонимы, как Николай Горохов, Николай Понукалов, В.Пересветов, Протозанов, Фрейшиц, свящ. П.Касторский, Псаломщик, Любитель часов, Человек из толпы. В 1861 году Николай Лесков переселяется в Петербург. В апреле 1861 года в «Отечественных записках» была опубликована первая статья «Очерки винокуренной промышленности». В мае 1862 года в преобразованной газете «Северная пчела», считавшей Лескова одним из самых значительных сотрудников, под псевдонимом Стебницкий он публикует острую статью по поводу пожара в Апраксином и Щукином дворах. Статья обвиняла и поджигателей, к которым народная молва относила бунтовщиков-нигилистов, и правительство, не способное ни потушить пожар, ни поймать преступников. Распространилась молва, что Лесков связывает петербургские пожары с революционными стремлениями студентов и, не смотря на публичные объяснения писателя, имя Лескова стало предметом оскорбительных подозрений. Уехав за границу, он начал писать роман «Некуда», в котором отразил движение 1860-х годов в негативном свете. Первые главы романа были напечатаны в январе 1864 года в «Библиотеке для Чтения» и создали автору нелестную известность, так Д.И. Писарев писал: «найдется ли теперь в России, кроме «Русского Вестника», хоть один журнал, который осмелился бы напечатать на своих страницах что-нибудь выходящее из-под пера Стебницкого и подписанное его фамилией? Найдется ли в России хоть один честный писатель, который будет настолько неосторожен и равнодушен к своей репутации, что согласится работать в журнале, украшающем себя повестями и романами Стебницкого?». В начале 80-х годов Лесков печатается в «Историческом Вестнике», с средины 80-х годов становится сотрудником «Русской Мысли» и «Недели», в 90-х годах печатается в «Вестнике Европы»

В 1874 году Николай Семенович Лесков был назначен членом учебного отдела Ученого комитета Министерства народного просвещения; основной функцией отдела было «рассмотрение книг, издаваемых для народа». В 1877 году, благодаря положительному отзыву императрицы Марии Александровны о романе «Соборяне», он был назначен членом учебного отдела министерства государственных имуществ. В 1880 году Лесков оставил министерство государственных имуществ, а в 1883 он был уволен без прошения из Министерства народного просвещения. Отставку, дававшую ему независимость, принял с радостью.

Умер Николай Семенович Лесков 5 марта (по старому стилю — 21 февраля) 1895 года в Петербурге, от очередного приступа астмы, мучившей его последние пять лет жизни. Похоронен Николай Лесков на Волковом кладбище в Санкт-Петербурге.

Источник: www.leskov.org.ru

Николай Лесков

Николай Лесков – русский писатель, публицист и мемуарист. В своих произведениях он уделял большое внимание русскому народу.

В поздний период своего творчества Лесков написал ряд сатирических рассказов, многие из которых не прошли цензуру. Николай Лесков был глубоким психологом, благодаря чему мастерски описывал характеры своих героев.

Более всего его знают по известному произведению «Левша», которое удивительным образом передает особенности русского характера.

В биографии Лескова было много интересных событий, с главными из которых мы вас познакомим прямо сейчас. Если вам нужна сжатая информация о нем — обратите внимание на интересные факты о Лескове.

Итак, перед вами краткая биография Лескова.

Биография Лескова

Николай Семенович Лесков родился 4 февраля 1831 г. в селе Горохове, Орловской губернии. Его отец, Семен Дмитриевич, был сыном священника. Он тоже окончил семинарию, однако предпочел работать в Орловской уголовной палате.

В будущем, рассказы отца-семинариста и деда-священника серьезно отразятся на формировании взглядов писателя.

Отец Лескова был очень одаренным следователем, способным распутать самое трудное дело. Благодаря своим заслугам, он был удостоен дворянского титула.

Мать писателя, Мария Петровна, была родом из дворянской семьи.

Кроме Николая, в семье Лесковых родилось еще четверо детей.

Детство и юность

Когда будущему писателю едва исполнилось 8 лет, отец серьезно поссорился со своим руководством. Это привело к тому, что их семейство переехало в деревню Панино. Там они купили дом и начали вести простой образ жизни.

Достигнув определенного возраста, Лесков отправился учиться в Орловскую гимназию. Интересен факт, что практически по всем предметам юноша получал низкие оценки.

После 5 лет учебы ему было выдано свидетельство об окончании всего 2-х классов. Биографы Лескова предполагают, что в этом были виноваты преподаватели, которые жестко относились к ученикам и часто наказывали их физически.

После учебы Николаю пришлось устроиться на работу. Отец определил его в уголовную палату канцелярским служителем.

В 1848 г. в биографии Лескова произошла трагедия. От холеры скончался отец, в результате чего их семья осталась без опоры и кормильца.

На следующий год, по собственному прошению Лесков устроился в казенную палату в Киеве. На тот момент он проживал у своего родного дяди.

Читайте также:  Лучшая леска для триммера выбор

Находясь на новом рабочем месте, Николай Лесков серьезно заинтересовался изучением языков и чтением книг. Вскоре он начал посещать университет в качестве вольнослушателя.

В отличие от большинства учеников юноша внимательно слушал лекторов, с жадностью поглощая новые знания.

В данный период биографии он серьезно увлекся иконописью, а также завел знакомство с разными старообрядцами и сектантами.

Затем Лесков устроился работать в компанию «Шкотт и Вилькенс», принадлежавшую его родственнику.

Его часто отправляли в командировки, в связи с чем ему удалось побывать в разных городах России. Позже этот отрезок времени Николай Лесков назовет лучшим в своей биографии.

Творчество Лескова

Впервые Николаю Семеновичу Лескову захотелось взяться за перо во время работы в «Шкотт и Вилькенс». Каждый день ему приходилось встречаться с различными людьми и быть свидетелем интересных ситуаций.

Изначально он писал статьи на повседневные социальные темы. Например, он обличал чиновников в незаконной деятельности, после чего на некоторых из них были заведены уголовные дела.

Когда Лескову исполнилось 32 года, он написал повесть «Житие одной бабы», которую потом опубликовали в петербургском журнале.

Затем он представил еще несколько рассказов, которые были положительно восприняты критиками.

Окрыленный первым успехом, он продолжил писательскую деятельность. Вскоре из-под пера Лескова вышли очень глубокие и серьезные очерки «Воительница» и «Леди Макбет Мценского уезда».

Интересен факт, что Лесков не только мастерски передавал образы своих героев, но и украшал произведения интеллектуальным юмором. Нередко в них присутствовал сарказм и искусно замаскированная пародия.

Благодаря этим приемам, Николай Лесков выработал свой собственный и уникальный литературный стиль.

В 1867 г. Лесков попробовал себя в качестве драматурга. Он написал множество пьес, многие из которых ставились на сценах театров. Особенную популярность приобрела пьеса «Расточитель», повествующая о купеческой жизни.

Затем Николай Лесков издал несколько серьезных романов, в числе которых были «Некуда» и «На ножах». В них он критиковал разного рода революционеров, а также нигилистов.

Вскоре его романы вызвали волну недовольства со стороны властной элиты. Редакторы многих изданий отказывались публиковать его произведения в своих журналах.

Следующим трудом Лескова, который сегодня входит в обязательную школьную программу, стал «Левша». В нем он в красках описывал мастеров оружейного дела. Лескову удалось настолько хорошо изложить сюжет, что о нем начали говорить, как о выдающемся писателе современности.

В 1874 г. по решению Министерства народного просвещения, Лескова утвердили на должность цензора новых книг. Таким образом, ему приходилось определять, какая из книг имеет право выходить в печать, а какая нет. За свою работу Николай Лесков получал очень маленькую заработную плату.

В этот период биографии им была написана повесть «Очарованный странник», опубликовать которую не захотело ни одно издательство.

Повесть отличалась тем, что многие ее сюжеты намеренно не имели логического завершения. Критики не поняли идею Лескова и весьма саркастично отозвались о повести.

После этого Николай Лесков выпустил сборник рассказов «Праведники», в котором он описывал судьбы простых людей, повстречавшихся на его пути. Однако и эти произведения были отрицательно восприняты критиками.

В 80-е годы в его работах начали отчетливо появляться признаки религиозности. В частности, Николай Семенович писал о раннем христианстве.

На позднем этапе своего творчества Лесков писал произведения, в которых обличал чиновников, военнослужащих и церковных деятелей.

К данному периоду творческой биографии относятся такие труды, как «Зверь», «Пугало», «Тупейный художник» и другие. Кроме этого, Лескову удалось написать ряд рассказов для детей.

Стоит заметить, что Лев Толстой говорил о Лескове, как о «самом русском из наших писателей», а Чехов и Тургенев (см. интересные факты про Тургенева) считали его одним из главных своих учителей.

Максим Горький отзывался о Николае Лескове так:

«Как художник слова Н. С. Лесков вполне достоин встать рядом с такими творцами литературы русской, каковы Л. Толстой, Гоголь, Тургенев, Гончаров. Талант Лескова силою и красотой своей немногим уступает таланту любого из названных творцов священного писания о русской земле, а широтою охвата явлений жизни, глубиною понимания бытовых загадок её, тонким знанием великорусского языка он нередко превышает названных предшественников и соратников своих».

Личная жизнь

В биографии Николая Лескова было 2 официальных брака. Его первой женой стала дочь богатого предпринимателя Ольга Смирнова, на которой он женился в 22-летнем возрасте.

Со временем у Ольги начались психические расстройства. Позже ее даже пришлось отправить на лечение в клинику.

Николай Лесков и его первая жена Ольга Смирнова

В этом браке у писателя родилась девочка Вера и мальчик Митя, который умер в раннем возрасте.

Оставшись фактически без жены, Лесков начал сожительствовать с Екатериной Бубновой. В 1866 г. у них родился сын Андрей. Прожив в гражданском браке 11 лет, они решили расстаться.

Николай Лесков и его вторая жена Екатерина Бубнова

Интересен факт, что Николай Лесков практически на протяжении всей своей биографии был убежденным вегетарианцем. Он являлся ярым противником убийства животных ради пропитания.

Более того, в июне 1892 г. в газете «Новое время» Лесков опубликовал призыв под названием «О необходимости издания на русском языке хорошо составленной обстоятельной кухонной книги для вегетарианцев».

В результате в 1893 г. в России была опубликована такая книга.

Смерть

На протяжении всей жизни Лесков страдал от приступов астмы, которая в последние годы начала прогрессировать.

Умер Николай Семенович Лесков 5 марта 1895 г. в возрасте 64 лет.

Похоронен в Санкт-Петербурге на Волковском кладбище.

Незадолго до смерти, в 1889-1893 гг., Лесков составил и издал у А. С. Суворина «Полное собрание сочинений» в 12 томах, куда вошли большей частью его художественные произведения.

Впервые по-настоящему полное (30-томное) собрание сочинений писателя стало выходить в издательстве «Терра» с 1996 г. и продолжается до сих пор.

Источник: interesnyefakty.org

Биография Лескова

Ранние годы

Родился 4 февраля (16 февраля) 1831 года в селе Горохове Орловской губернии в семье следователя и дочери обедневшего дворянина. У них было пятеро детей, Николай был старшим ребенком. Детство писателя прошло в городе Ореле. После ухода отца с должности, семья переезжает из Орла в село Панино. Здесь и началось изучение и познание Лесковым народа.

Образование и карьера

В 1841 году в возрасте 10 лет Лесков поступил в Орловскую гимназию. С учебой у будущего писателя не складывалось – за 5 лет учебы он окончил всего 2 класса. В 1847 году Лесков благодаря помощи друзей отца устроился на работу в Орловскую уголовную палату суда канцелярским служащим. В шестнадцатилетнем возрасте произошли трагические события, о которых стоит упомянуть даже в краткой биографии Лескова – от холеры умер отец, а все имущество сгорело при пожаре.

В 1849 Лесков при помощи дяди-профессора перевелся в Киев чиновником казенной палаты, где позже получил должность столоначальника. В Киеве у Лескова появился интерес к украинской культуре и великим писателям, живописи и архитектуре старого города.

В 1857 Лесков ушел с работы и поступил на коммерческую службу в большую сельскохозяйственную компанию своего дяди-англичанина, по делам которой за три года объездил большую часть России. После закрытия фирмы, в 1860 году вернулся в Киев.

Творческая жизнь

1860 год считают началом творческого Лескова-писателя, в это время он пишет и публикует статьи в различные журналы. Через полгода он переезжает в Санкт-Петербург, где планирует заниматься литературной и журналистской деятельностью.

В 1862 году Лесков стал постоянным сотрудником газеты “Северная пчела”. Работая в ней корреспондентом, посетил Западную Украину, Чехию и Польшу. Ему была близка и симпатична жизнь западных народов-побратимов, потому он углубился в изучение их искусства и быта. В 1863 году Лесков вернулся в Россию.

Долго изучая и наблюдая за жизнью русского народа, сочувствуя его горестям и нуждам, из-под пера Лескова выходят рассказы “Погасшее дело” (1862), повести “Житие одной бабы”, “Овцебык” (1863), “Леди Макбет Мценского уезда” (1865).

В романах “Некуда” (1864), “Обойденные” (1865), “На ножах” (1870) писатель раскрыл тему неготовности России к революции. Максим Горький сказал «…после злого романа „На ножах“ литературное творчество Лескова сразу становится яркой живописью или, скорее, иконописью, — он начинает создавать для России иконостас её святых и праведников».

Имея разногласия с революционными демократами, Лескова отказывались публиковать многие журналы. Единственным, кто печатал его работы, был Михаил Катков, редактор журнала “Русский вестник”. Лескову с ним было невероятно сложно работать, редактор правил практически все произведения писателя, а некоторые и вовсе отказывался печатать.

Читайте также:  Kaida ctr 401a как намотать леску

В 1870 — 1880 он написал романы “Соборяне” (1872), “Захудалый род” (1874), где раскрыл национальную и историческую проблематику. Роман “Захудалый род” не был дописан Лесковым из-за разногласий с издателем Катковым. Также в это время он написал несколько повестей: “Островитяне”(1866), «Очарованный странник» (1873), “Запечатленный ангел”(1873). К счастью, “Запечатленного ангела” не коснулась редакторская правка Михаила Каткова.

В 1881 году Лесков написал рассказ “Левша” (Сказ о тульском косом Левше и о стальной блохе) – старинной легенде о мастерах оружейного дела.

Повесть “Заячий ремиз”(1894) была последним большим произведением писателя. В нем он критиковал политическую систему России того времени. Повесть была опубликована лишь в 1917 году после Революции.

Лев Толстой говорил о Николае Семеновиче Лескове как о «самом русском из наших писателей», Антон Чехов, наряду с Иваном Тургеневым, считал его одним из своих главных наставников.

Личная жизнь писателя

Личная жизнь в биографии Николая Лескова складывалась не очень удачно. Первой женой писателя в 1853 году стала дочь киевского коммерсанта Ольга Смирнова. У них было двое детей – первенец, сын Митя, который умер в младенчестве, и дочь Вера. Жена заболела психическим расстройством и лечилась в Петербурге. Брак распался.

В 1865 году Лесков жил с вдовой Екатериной Бубновой. У пары появился сын Андрей (1866-1953). Со второй женой он разошелся в 1877 году.

Последние годы

Последние пять лет жизни Лескова мучали приступы астмы, от которой впоследствии он и скончался. Умер Николай Семенович 21 февраля (5 марта) 1895 года в Санкт-Петербурге. Похоронили писателя на Волковском кладбище.

Хронологическая таблица

Интересные факты

  • В биографии Лескова интересных фактов из жизни собрано немало. К примеру, он был идейным вегетарианцем. Он верил в то, что убивать животных нельзя. И даже одним из первых предложил создать специальную книгу с рецептами для вегетарианцев.
  • посмотреть все интересные факты из жизни Лескова

Тест по биографии

Думаете хорошо усвоили краткую биографию Лескова? Пройдите тест:

Оценка по биографии

Новая функция! Средняя оценка, которую получила эта биография. Показать оценку

Источник: obrazovaka.ru

Андрей Лесков — Жизнь Николая Лескова

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги «Жизнь Николая Лескова»

Описание и краткое содержание «Жизнь Николая Лескова» читать бесплатно онлайн.

Книга А. Лескова об отце рассказывает вначале о роде Лесковых, детстве и юности писателя, его трагических заблуждениях 60-х годов, поисках гражданского, нравственного и эстетического идеала. Вторая половина книги охватывает период с 1874 года до смерти Н. С. Лескова в 1895 году, период расцвета творчества писателя, его сложных нравственных исканий, противоборства официальной печати, дружбы с Толстым и другими деятелями русской культуры.

АНДРЕЙ НИКОЛАЕВИЧ ЛЕСКОВ

ЖИЗНЬ НИКОЛАЯ ЛЕСКОВА

Мертвому тимпан — не погудка.

On ne doit que la verite aux morts.

Можно сделать правду столь же, даже более занимательной, чем вымысел.

Л. Толстой. (Письмо к Лескову 14/Х 1893 г.)

“На похоронах моих прошу никаких речей обо мне не говорить. Я знаю, что во мне было очень много дурного и что я никаких похвал и сожалений не заслуживаю. Кто захочет порицать меня, тот должен знать, что я сам себя порицал”.

Вволю натерпевшийся от критики, Лесков, за два года до своей смерти, такими словами своей “посмертной просьбы” положил запрет на какие-либо о себе суждения над открытой его могилой.

23 февраля (7 марта) 1895 года, в ранние сумерки мягкого, полувесеннего петербургского дня, погребение совершилось в заповеданной покойным немоте и ничем, благодаря ей, не нарушенной сосредоточенности.

Дальше все потекло чредою общей: по мере того как оседала могила писателя, росли разноречивые, нередко злоречивые, критические о нем отзывы и умозаключения, а попутно множились и во многом недостоверные “воспоминания”.

Помимо вольных или невольных импровизаций в области якобы непосредственно личных воспоминаний или существенных биографических неверностей в них допускалось неряшливое цитирование его статей и, порою даже преднамеренное, искажение и перекраивание текста его писем [2].

Эти легковесные изделия всегда заставляли с горечью вспоминать нарочито злую на сей предмет сентенцию, приписываемую остромысленному Риваролю:

“Самая ужасная вещь для умерших писателей — воспоминания о них так называемых друзей и поклонников”.

Само становится рядом, столетием позднейшее, речение и нашего отечественного острослова — А. Ф. Писемского:

“Умереть я не боюсь: боюсь того, что какой-нибудь щелкопер немедленно напишет обо мне в газетах биографическую статейку, наврет в ней с три короба, да еще деньги за нее получит”.

Из многого, писанного о Лескове в послереволюционное время, самой яркой и проникновенной является вводная статья к изданию его произведений (1923 г.), в которой Горький называет его “волшебником слова”, “достойным встать рядом с такими творцами литературы русской, каковы Л. Толстой, Гоголь, Тургенев, Гончаров [3]”.

В области “воспоминаний”, как водится, со дня смерти писателя нагромождено (и до недавних лет продолжало нагромождаться) немало, мягко сказать, бессодержательного,

сомнительного и даже заведомо ложного (А. Алтаев, В. Русаков, Н. Кузьмин; не опубликованные — Е. И. Борхсениус и многие другие).

Этим повелительно ставится задача: дать достоверное для тщетно пока ожидаемого полноценного критико-исследовательского труда о Лескове.

Я знаю, что в некоторых отраслях полнее меня этого дать уже некому. Но я знаю и всегда знал также и то, как трудна и тяжела такая задача для близких большинства крупных, а с тем и сложных, людей.

“Сладок будешь — расклюют, горек будешь — расплюют”,— говорила бабушка Лескова, Акилина Васильевна Алферьева.

Умильная иконопись не даст “ключа к разумению истины”, по самой природе своей — жестокой и суровой.

Как же быть? А сделать что-то надо, давно пора. И времени впереди уже не избыточно: надо спешить, а то и не успеешь…

Кто же тогда, кто другой даст то, что, при большом насилии над собой, идя против многих канонов и держась только правды, какова бы она ни была, могу дать я — проживши с Лесковым двадцать лет нераздельно и еще восемь в постоянной близости к нему? И разве крупные люди в долготу дней принадлежат семье?

Итак, покорствую и иду на трудный искус: вместо бездоказательной “воспоминательной” трухи — дать достоверную повесть дней и трудов “тайнодума”, “рассказ которого одухотворенная песнь”.

Начатые в июльской книжке “Вестника Европы” 1893 года воспоминания А. И. Фаресова об А. Н. Энгельгардте вызвали гневные указания Лескова их автору:

“Статья напоминает блюдо, которое, как говорят, невкусно подано” (2 июля).

“Повторяю вам: написать очерк характерного лица — дело оч(ень) трудное и мастеровитое” (7 июля).

“Мастеровитые” очерки — дело писательское. Мое — дать то, что, “тлена убежав”, может облегчить познание Лескова.

В своей биографической мозаике я буду, помимо своей памяти, широко пользоваться хранимыми мною семейными документами, письмами, заметами и даже некоторыми нескупо рассыпанными в произведениях Лескова данными, по исключительно только такими из них, в которых автобиографическая суть ни в чем и ни в какой мере не подчинена беллетристическим целям.

7 декабря 1890 года Лесков прочел в № 5308 “Нового времени” сравнительно умеренно хвалебный некролог скончавшемуся накануне Г. П. Данилевскому.

Не помню — в тот же или другой ближайший день автор этого некролога, “милейший” и “обязательнейший” П. В. Быков появился, при мне и других, в кабинете Лескова.

Дружески приветствовав гостя, хозяин исподволь перешел к суровым ему укорам за приукрашение в газетной поминке литературных заслуг и общечеловеческих достоинств умершего.

— Да ведь это же в некрологе, Николай Семенович!

— А в некрологах надо непременно говорить неправду?

— “Aut bene, aut nihil”. [4]

— В обоих случаях, следовательно, — лгать?

— Но другого же правила нет, Николай Семенович…

— Как нет? — мягко вмешался в угрожавший обостриться диалог “нарочито-искательный мелодик” В. Л. Величко. — Есть, и очень красивое и звучное, но почему-то никогда не вспоминаемое: “De mortuis — veritas! [5]”.

— Прекрасное правило! — воскликнул Лесков. — Вместо пошлой, приевшейся лжи — живая правда! Ведь только она, может быть, могла бы на что-нибудь пригодиться… Только страх перед нею мог бы поостеречь и поудержать ото многого кое-кого из жуирующих и благоуспевающих!

Беру этот горячий восклик себе в наказ и постараюсь его не нарушить.

Читайте также:  Литературный вечер лесков

Ленинград, сентябрь,1932 г.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ИЗ СЕМЕЙНОЙ СТАРИНЫ

Но смерть не все взяла.

Средь этих урн и плит

ГЛАВА 1. АВТОБИОГРАФИЧЕСКИЕ НАБРОСКИ

«Говорить о себе тонкое искусство, я не обладаю им”,— сказал Горький [6].

На самом деле он в совершенстве обладал этим искусством, при завидной к тому же решимости быть искренним.

При таком счастливом сочетании таланта и мужества становятся возможными достоверные дневники, автобиографии, записи — словом, все виды личных показаний.

По натуре “тайнодум”, Лесков не вел дневников, не делал келейных записей. Это ему было не по духу…

Десятки лет он не останавливался на мысли о необходимости дать личное жизнеописание, разбрасывая в своих произведениях много автобиографичного, но почти всегда с творческой вольностью.

Беллетрист до мозга костей, он предпочитал художественность летописной точности.

С годами, в заботе о предотвращении слишком грубых погрешностей в будущих своих биографиях, он стал давать скупые и малоговорящие схемки своей жизни, проходившие в печать или остававшиеся у кого-нибудь на руках. Дальше дело не шло.

Но вот в конце 1885 года он решает набросать “автобиографическую заметку”, которой, хотя бегло, очеркнуть свою жизнь.

Увы, писание ее неизбежно заслоняется задачами текущих дней.

После смерти Лескова, через его душеприказчика, она среди прочего поступает в издательство А. Ф. Маркса. Судьба автографа не ясна. По-видимому, он утрачен.

К счастью, около тридцати лет назад покойный А. А. Измайлов, имевший доступ к архиву этого издательства, хотя и вразнобивку и вперемежку с другими данными, не всегда четко, вводит ее в писавшуюся им работу — “Лесков и его время”.

Этим спасается драгоценнейший литературный документ, хотя, видимо, далеко не полностью.

Всем однородным, хотя бы и самым кратким, показаниям писателя о самом себе безраздельно предоставляется первая глава настоящего, первого, опыта возможно более полного и шире подтверждаемого описания “дней и трудов” Лескова.

Здесь говорит о Лескове только он сам.

Под давлением неодолимой скуки, которую ощущаю и с к(оторой) бесплодно борюся с осени 1881 г., хочу набросать кое-что на память о моей личности, если она может кого-нибудь занимать. Заметки эти могут быть интересны в том отношении, что покажут в моем лице, какие неприготовленные к литературе люди могли в мое время получать хотя скромное, но все-таки не самое ничтожное место среди литературных деятелей моей поры. А это, мне кажется, стоит внимания.

Источник: www.libfox.ru

А н лесков жизнь н с лесков

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 259 171
  • КНИГИ 595 944
  • СЕРИИ 22 309
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 557 846

АНДРЕЙ НИКОЛАЕВИЧ ЛЕСКОВ

ЖИЗНЬ НИКОЛАЯ ЛЕСКОВА

Мертвому тимпан — не погудка.

On ne doit que la verite aux morts.

Можно сделать правду столь же, даже более занимательной, чем вымысел.

“На похоронах моих прошу никаких речей обо мне не говорить. Я знаю, что во мне было очень много дурного и что я никаких похвал и сожалений не заслуживаю. Кто захочет порицать меня, тот должен знать, что я сам себя порицал”.

Вволю натерпевшийся от критики, Лесков, за два года до своей смерти, такими словами своей “посмертной просьбы” положил запрет на какие-либо о себе суждения над открытой его могилой.

23 февраля (7 марта) 1895 года, в ранние сумерки мягкого, полувесеннего петербургского дня, погребение совершилось в заповеданной покойным немоте и ничем, благодаря ей, не нарушенной сосредоточенности.

Дальше все потекло чредою общей: по мере того как оседала могила писателя, росли разноречивые, нередко злоречивые, критические о нем отзывы и умозаключения, а попутно множились и во многом недостоверные “воспоминания”.

Помимо вольных или невольных импровизаций в области якобы непосредственно личных воспоминаний или существенных биографических неверностей в них допускалось неряшливое цитирование его статей и, порою даже преднамеренное, искажение и перекраивание текста его писем [Этим особенно грешат публикации А. II. Фаресова, а отчасти и Л. И. Веселитской (В. Микулич).].

Эти легковесные изделия всегда заставляли с горечью вспоминать нарочито злую на сей предмет сентенцию, приписываемую остромысленному Риваролю:

“Самая ужасная вещь для умерших писателей — воспоминания о них так называемых друзей и поклонников”.

Само становится рядом, столетием позднейшее, речение и нашего отечественного острослова — А. Ф. Писемского:

“Умереть я не боюсь: боюсь того, что какой-нибудь щелкопер немедленно напишет обо мне в газетах биографическую статейку, наврет в ней с три короба, да еще деньги за нее получит”.

Из многого, писанного о Лескове в послереволюционное время, самой яркой и проникновенной является вводная статья к изданию его произведений (1923 г.), в которой Горький называет его “волшебником слова”, “достойным встать рядом с такими творцами литературы русской, каковы Л. Толстой, Гоголь, Тургенев, Гончаров [См. также: Горький М. Несобранные литературно-критические статьи. М., 1941, с. 91.]”.

В области “воспоминаний”, как водится, со дня смерти писателя нагромождено (и до недавних лет продолжало нагромождаться) немало, мягко сказать, бессодержательного,

сомнительного и даже заведомо ложного (А. Алтаев, В. Русаков, Н. Кузьмин; не опубликованные — Е. И. Борхсениус и многие другие).

Этим повелительно ставится задача: дать достоверное для тщетно пока ожидаемого полноценного критико-исследовательского труда о Лескове.

Я знаю, что в некоторых отраслях полнее меня этого дать уже некому. Но я знаю и всегда знал также и то, как трудна и тяжела такая задача для близких большинства крупных, а с тем и сложных, людей.

“Сладок будешь — расклюют, горек будешь — расплюют”,— говорила бабушка Лескова, Акилина Васильевна Алферьева.

Умильная иконопись не даст “ключа к разумению истины”, по самой природе своей — жестокой и суровой.

Как же быть? А сделать что-то надо, давно пора. И времени впереди уже не избыточно: надо спешить, а то и не успеешь…

Кто же тогда, кто другой даст то, что, при большом насилии над собой, идя против многих канонов и держась только правды, какова бы она ни была, могу дать я — проживши с Лесковым двадцать лет нераздельно и еще восемь в постоянной близости к нему? И разве крупные люди в долготу дней принадлежат семье?

Итак, покорствую и иду на трудный искус: вместо бездоказательной “воспоминательной” трухи — дать достоверную повесть дней и трудов “тайнодума”, “рассказ которого одухотворенная песнь”.

Начатые в июльской книжке “Вестника Европы” 1893 года воспоминания А. И. Фаресова об А. Н. Энгельгардте вызвали гневные указания Лескова их автору:

“Статья напоминает блюдо, которое, как говорят, невкусно подано” (2 июля).

“Повторяю вам: написать очерк характерного лица — дело оч(ень) трудное и мастеровитое” (7 июля).

“Мастеровитые” очерки — дело писательское. Мое — дать то, что, “тлена убежав”, может облегчить познание Лескова.

В своей биографической мозаике я буду, помимо своей памяти, широко пользоваться хранимыми мною семейными документами, письмами, заметами и даже некоторыми нескупо рассыпанными в произведениях Лескова данными, по исключительно только такими из них, в которых автобиографическая суть ни в чем и ни в какой мере не подчинена беллетристическим целям.

7 декабря 1890 года Лесков прочел в № 5308 “Нового времени” сравнительно умеренно хвалебный некролог скончавшемуся накануне Г. П. Данилевскому.

Не помню — в тот же или другой ближайший день автор этого некролога, “милейший” и “обязательнейший” П. В. Быков появился, при мне и других, в кабинете Лескова.

Дружески приветствовав гостя, хозяин исподволь перешел к суровым ему укорам за приукрашение в газетной поминке литературных заслуг и общечеловеческих достоинств умершего.

— Да ведь это же в некрологе, Николай Семенович!

— А в некрологах надо непременно говорить неправду?

— “Aut bene, aut nihil”. [Или хорошо, или ничего (лат.). ]

— В обоих случаях, следовательно, — лгать?

— Но другого же правила нет, Николай Семенович…

— Как нет? — мягко вмешался в угрожавший обостриться диалог “нарочито-искательный мелодик” В. Л. Величко. — Есть, и очень красивое и звучное, но почему-то никогда не вспоминаемое: “De mortuis — veritas! [О мертвых — правду! (лат.). Ср.: Фаресов А. И. “Мой ответ. (Из литературной полемики)”. Спб., 1902, с. 3–4.]”.

— Прекрасное правило! — воскликнул Лесков. — Вместо пошлой, приевшейся лжи — живая правда! Ведь только она, может быть, могла бы на что-нибудь пригодиться… Только страх перед нею мог бы поостеречь и поудержать ото многого кое-кого из жуирующих и благоуспевающих!

Беру этот горячий восклик себе в наказ и постараюсь его не нарушить.

Источник: www.litmir.me